Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 79 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1229
mod_vvisit_counterВчера2060
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ5531
mod_vvisit_counterВсего5352924

Поздно пить боржоми...
№: 24(1243)   
09.07.2017 23:40

или Пара слов о новом законе о СМИ


«Новости — это чему мешают появиться на свет. Остальное — это реклама. Сила журналистики в том, чтобы создать повестку дня. То, что мы печатаем и не печатаем, значит слишком много».
Генри Люс, американский журналист, создатель журналов Time, Fortune и Life

ДН
КОЛЛЕГИ не дадут соврать: несмотря на средний более высокий уровень информированности среди журналистов, мы по-прежнему каждый год теряемся, гадая, когда же именно и какой он именно – наш профессиональный праздник? Половина знакомых до сих пор именуют его Днем печати, как он назывался в советское время, приуроченный к первому выходу «Правды» (5 мая). Коллеги помоложе помнят об уже чисто казахстанском Дне журналистики (10 мая), а затем и Дне печати, радио и телевидения (последнее воскресенье июня, существовал до 2011 года). Сейчас же праздник носит название День работников связи и информации. Аксакалы недовольны – непонятно, насколько это вообще теперь имеет отношение к журналистам. А злые языки говорят: «А зачем называть день в честь того, чего нет?». То, что средства массовой информации окончательно перешли от формирования общественной повестки дня к простому репродуцированию официальных источников, возникло не сегодня – и вовсе не с новой редакцией закона о СМИ – мы поступательно шли к этому все последние годы, и возмущаться именно нынешним состоянием свободы слова в Казахстане также актуально, как консультироваться с оперирующим хирургом по поводу здорового образа жизни. «Поздно пить боржоми», - будет совершенно справедливый ответ.

 

То, что в эти дни многие представители прессозащитных организаций, публицисты и журналисты жестко критикуют новую редакцию закона о СМИ за то, что она чего-то еще там запрещает нам, в принципе, правильно. Да, нам всем не нравятся новые правила игры, когда руки желающих искать то, что не лежит на поверхности, связываются так, что ни дно не поцарапать, ни над водой всплыть. Но суть вовсе не в новом законе. Он лишь отражает то, что уже и так достаточно давно есть. И если кто-то делал вид, что это не так, то он, либо излишне простоватый, либо хорошо притворяется.
Собственно говоря, тот факт, что формально наш профессиональный праздник больше не День журналистики и День печати – это все достаточно красноречиво отражает реальность, когда от СМИ ожидается работа в искусственном и достаточно узком направлении. То, что его «рельеф» создавался судами и иными административными методами, а не «бетонированием русла» через изменение законодательства, - всего лишь вопрос инструментария, но не методологии. Тем коллегам, по кому прошлась тяжелая длань нашего правосудия, нет значения, перепадало им по «Закону о СМИ» или какой-нибудь статье УК. Тем же, плоды чьего труда просто годами уходили в песок, когда стопроцентно раскрытые факты нарушений, злоупотреблений, ошибок, бесхозяйственности, халатности, скатывались по системе, как вода с гуся, так же не важно, что теперь им будет еще сложнее искать драгоценности фактов, бриллианты аргументов – все это будет тем же самым бисером, который в наших условиях метать было бесполезно и до того.
В эти дни было объявлено о создании нового проф-союза – Медиасоюза, о котором ряд известных коллег громко объявили, но пока не раскрывали ни целей, ни природы своей организации. Обо всем этом в личной беседе с автором этих строк один из организаторов обещал сообщить в сентябре, когда Медиасоюз проведет что-то вроде учредительного съезда. Если коротко, то он не собирается конкурировать с Союзом журналистов, находящимся в разобранном состоянии по причине того, что его руководитель сидит в тюрьме, а членство в нем будет открытым не столько для физических, сколько для юридических лиц. Ну а в целом, задача та же – медиация отношений СМИ и власти. Вот только, опять же, слышно метафорическое: «Поздно пить боржоми». Судьба предыдущего медиатора достаточно красноречиво свидетельствует о том, каково отношение к диалогу со стороны decision-maker-ов (простите за мой английский!). Да, и чисто календарно учреждать новый профсоюз будут практически одновременно с возвратом депутатов с каникул и утверждением – в этом мы почему-то не сомневаемся – новых поправок в закон о СМИ единодушно и единогласно. Даже один из главных вдохновителей этого объединения успел уже почувствовать на примере судьбы своего детища, какая в Казахстане Фемида может быть одновременно – слепой, близорукой и дальнозоркой. Кого они надеются убедить, а кого и как защитить – большой вопрос.
Что же касается того, каким хочет видеть свое информационное пространство само государство в лице политической элиты, то тут также есть странная двойственность. С одной стороны, самый очевидный тренд, который и нашел отражение в законодательстве, – не мешайте нам заниматься тем, чем мы занимаемся. С другой стороны, даже самому министру информации приходится ставить на вид руководителям СМИ – почему информационные агентства сидят и банально «тырят» новости из просто скандальных постов в Facebook-е?
Ну, это не странно: если страшно копнуть глубже официальных цифр, то чем же еще заниматься, если не поиском «безопасных сенсаций»? Нельзя же одновременно кастрировать бычков и ждать от них крепкого потомства, верно? Чудеса, конечно, случаются, но чтобы строить на них стратегию развития, нужно обладать терпением евреев и Моисея, способных 40 лет ходить по Синаю, через который от Нила до Иордана – ну максимум пара недель пешком или с хромыми верблюдами.
Некоторые коллеги говорят: ну, так пускай! Будем говорить языком Эзопа, как советские сатирики, а умный народ обо всем догадается сам и засмеет чиновный пафос со своих кухонь, а потом произойдет опять же чудо, и все вернется на круги своя. Может, и так. Хотя это, конечно, очень спорно – развалили ли Жванецкие, Хазановы да Петросяны СССР или это сделала сама КПСС (хотя более вероятно, что виновны просто законы экономики, которую нельзя вечно приносить в жертву идеологии, когда-нибудь она все же сдохнет)? Тем более обидно рядиться в чужие макинтоши спустя четверть века после того, как рухнула система, в которой они были актуальны. Да, и сатирическое искусство – это все же не журналистика, а ремесло несколько иного порядка. То же, чему учат на всех факультетах журналистики в развитых и демократических странах, у нас просто отомрет окончательно. Даже поколениям сменяться не нужно, инквизиторами станут те же самые люди, которые вчера были освещающими путь своими сердцами Данко. Эти люди, конечно, более всего заметны на телеканалах соседней с нами страны, но, как показали перипетии открытия некоей выставки в некоей столице, есть они и у нас: вчера практически страдали «за правду», жгли глаголом реальность, а сегодня отказывают в праве на существование любой иной, кроме парадной, точки зрения.
Можно повторить азбучные истины: про то, что нельзя создать государство, не создав гражданское общество, гражданскую нацию; что их нельзя создать без того, чтобы в обществе существовало реальное разделение ветвей власти и была сформирована мощная и независимая – четвертая власть; про то, что опереться реально можно лишь на то, что сопротивляется, а не льстиво и податливо, как болотная кочка. Будет ли в этом смысл, даже гадать особенно не нужно. Когда люди не могут голосовать голосом (то есть говорить то, что хотят), руками (опуская бюллетени в урны на выборах), они будут делать это ногами. Насколько эти настроения сильны в нашем цеху, можно судить по количеству осудивших тех, кто сделал это нарочито громко, хлопнув дверью. Таких практически нет.

 

Комментарии

 
#1 777 10.07.2017 10:27
Видимо Бекжану пора открывать в США фирму по консультировани ю и приему наших коллег.Хотя бы вводить в курс дела и помогать устраиваться на работу.
 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP