Бремя собирать камни
№: 17(1328)   
24.05.2019 09:46

на тех же, кто раскидал

«Нет никаких государственных денег,

есть только деньги налогоплательщиков».

Маргарет Тэтчер, премьер­министр Великобритании

ЭКОНОМИКА, ФИНАНСЫ, в отличие от математики, все-таки не являются точными науками, а больше относятся к сфере искусства, что ли. Иначе бы мировую экономику не преследовали кризисы, а разные государства вполне могли бы назначать министрами экономик лучших ученных и лауреатов Нобелевской премии. Но так оно, к сожалению, не работает и банкротство инвестиционного фонда лауреатов Роберта Мелтона и Майрона Шоулза в 90-е годы прошлого века это только подтверждает. Однако там, где не работают точные науки, обычно неплохо проявляет себя конкуренция. Не выходит у одного, люди обращаются к другому, более успешному. В случае с правительствами это регулируется даже не рыночными законами, а просто выборами – тех, у кого экономика и финансы просто валятся из рук, обычно не переизбирают, предоставляя возможность попытать свой шанс их конкурентам. Но только не в Казахстане. У нас финансы строятся методом проб и ошибок (ну, или простонародного «тыка») практически одними и теми же людьми, умудряющимися практически никогда не сознаваться в ошибках.

Впрочем, даже в Казахстане бывают редкие исключения, когда чиновники (правда, уже бывшие) начинают откровенничать. Впрочем, об этом чуть ниже. А сейчас хотелось бы привести комментарий главы Нацбанка по поводу дискуссии о возможной девальвации после президентских выборов, о которой мы в этой рубрике писали на прошлой неделе. Итак, вот цитата Ерболата Досаева:

«Я считаю себя достаточно профессиональным финансистом и экономистом для того, чтобы обсуждать или не обсуждать, что возможно. Соцсети расширили возможности людей обсуждать, высказывать свое мнение. Квалифицированное мнение экспертов, конечно, принимается, просто слухов всегда очень много в разные периоды. Если существуют макроэкономические внешние или внутренние предпосылки, то вопросы, понятно, не нужны будут. Я просто не хочу повторять ошибок прежних лет. Политика инфляционного таргетирования реализуется в стране в полном объеме, и я считаю, что итоги четырех месяцев показывают, что мы находимся в нужном коридоре. Денежно-кредитная политика в стране стабильная, валютная политика стабильная. У меня нет желания обсуждать вопросы, будет девальвация или нет, это оставляю для соцсетей. Я должен делать свою работу. Нацбанк вернет доверие граждан и бизнеса той политикой, которую будет проводить. Если эта политика соответствует рыночным условиям, значит, все будет нормально».

Теперь положите, пожалуйста, руку на сердце и спросите себя: «Стало ли мне легче после этих слов? Получил ли я четкий и ясный ответ, который бы вдохновил меня расслабиться и дальше спокойно работать на благо своей семьи и родины?». К сожалению, мы не можем утвердительно ответить на эти вопросы. Как правило, пространные рассуждения – это способ уйти от однозначного ответа, когда говорить его не хочется или не выгодно. Особенно когда чиновник говорит про «ошибки прежних лет». Официально что-то никто из его предшественников ни разу не встал и не сказал: «Господа, вот тут мы ошиблись, простите нас». Вот, не выходит вспомнить такого.

Зато глава Нацбанка рассказал, что из его структуры было решено выделить Агентство по регулированию и развитию финансовых рынков (с веселой аббревиатурой АРРФР), которое, по сути своих задач, является реинкарнацией Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (АФН), которое существовало в нашей стране с 2004 по 2011 год, затем было слито с основным финрегулятором. Официальное объяснение этой реформы, как обычно, логичное и внешне последовательное: «Для содействия экономическому росту страны Национальный банк намерен сконцентрироваться на эффективности денежно-кредитной политики и реализации мер по контролю за инфляцией. А функции регулирования и развития финансового рынка, а также защиты прав потребителей предлагается передать в новый государственный орган, непосредственно подотчетный Президенту Республики Казахстан, - Агентство по регулированию и развитию финансовых рынков». Неясно только, почему в период между 2011 и 2020 годом (когда АРРФР начнет свою работу) такой нужды не возникало? Нацбанк не хотел «концентрироваться на эффективности денежно-кредитной политики и реализации мер по контролю за инфляцией» или тогда регулирование финансового рынка этому не мешало? А почему стало мешать сейчас? Что именно изменилось, почему мы имеем то возникающий, то исчезающий орган?

И тут позвольте процитировать экс-чиновника, решившегося на признания. Чиновником этим является Болат Бидахметович Жамишев, экс-министр финансов, в прошлом также возглавлявшего тот самый АФН. В интервью российскому информационному агентству «Спутник» он среди прочего сказал: «Основным аргументом при создании в 2004 г. АФН был аргумент о необходимости исключения конфликта интересов у Нацбанка, который уже в то время являлся участником ряда субъектов финансового рынка, и сосредоточении деятельности Нацбанка на его основных функциях - денежно-кредитной политике.

Последующее, в 2011 году, обратное слияние АФН и Нацбанка подтвердило, что конфликт интересов - это не просто гипотетическая угроза, а факт, который может отрицательно влиять на выполнение Нацбанком его основной, "классической" роли. Особенно конфликт интересов стал очевиден при регулировании деятельности созданного тогда же Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ). Также в процессе оздоровления банковского сектора Нацбанк временно становился участником реорганизуемых банков. Конфликт интересов у Нацбанка также стал очевиден в его деятельности как участника ключевых институтов инфраструктуры финансового рынка, таких как фондовая биржа и другие, которые исполняют определенные функции по регулированию финансового рынка. Тотальное присутствие Нацбанка везде и во всем на финансовом рынке не могло способствовать его эффективному развитию…»

Иными словами (правда, без упоминания термина) Болат Бидахметович сказал, что ликвидация АФН была ошибкой. Хотелось бы услышать такие заявления от человека, который все еще занимает важные посты, но признает свой промах и уходит, но г-н Жамишев Нацбанком не руководил и такие решения не принимал. Он, конечно, был частью системы государственной власти, то есть коллективную ответственность все же несет, но в то время он был министром финансов и на деятельность Нацбанка, отчитывающегося перед парламентом и президентом, а не Кабмином, особого влияния лично не имел. Но даже это признание дорогого стоит. Тем более что ранее он выразился еще смелее, сказав, что «создание ЕНПФ было ошибкой». Ее, кстати, опять же, видимо, будут исправлять через воссоздание частных управляющих компаний по управлению пенсионными активами (КУПА). Спрашивается, а зачем тогда несколько лет назад принудительно ликвидировали все частные пенсионные фонды? Чтобы залить накопления казахстанцев в дырявый котел поддержки финансовой системы, не спрашивая их разрешения?

В сухом остатке – безальтернативное управление финансами и экономикой страны группой представителей одной и той же политической организации, которая тоже должна, по идее, делить с ними ответственность за все подобные ошибки. Ну, или хотя бы начинать честно их признавать. В противном случае, выходит, что собирают камни все те же, кто их разбросал, и ничего им за это не было. Как вы думаете, насколько успешнее они будут в следующий раз, наступая на те же грабли, если учесть, что по лицу они бьют не их, а нас с вами?

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP